Суббота, 13.04.2024, 12:32
 НовостиСвета (LightNews) -  Свет РОДа мiру
Круг ВсеМiРноРОДового ЦЕЛительства
Технологии творчества для становления Мастером своих талантов. 
Жизне-речение – это НЕ Channaling
Развитие критического и системного мышления 
 овладение Мечом кладенцом и Заветным кольцом
на основе  Русской РОДовой Кольцевой Науки, воссозданной по материалам наследия Пушкина А.С.
с ядром Четырехединства РОДовых Системных Законов:
Постоянное совершенствование Праведности Полноты и Порядка РОДа Человеческого
За ЕДИНУЮ, МОГУЧУЮ Матушку Русь в Русском Духе!
Главная Мой профильРегистрация ВыходВход
Вы вошли как Гость · Группа "Гости"Приветствую Вас, Гость · RSS
Поиск
Меню сайта
 Каталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

2019-03-08 Олег Чагин через НовостиСвета "Вызов Мозга. Социал-дарвинизм, как секта"

Вызов мозга

Ни у кого не вызывает сомнения то, что взгляды на общество и общественные отношения на востоке и западе различны. Да собственно и простой взгляд на географическую карту в разные эпохи позволяет заметить, что территория России на протяжении многих веков была единой для многих народов, живущих на этих территориях, в то время как на территории Европы достаточно редко и ненадолго происходило объединение народов, стирание границ.

Различны и отношения народов востока и запада к этим изменениям границ.

Европа постоянно прилагает максимальные усилия по присоединению к себе народов и территорий, возлагая бремя белого человека, которое рано или поздно становится для народов, живущих на захватываемых европейцами территориях непосильным, и народы, порабощенные европейцами, стремятся сбросить с себя это бремя.
Силой или обманом это стремление европейцы подавляют.

Россия присоединяет к себе народы и территории как правило по другому.
Русские ни на кого не накладывают дополнительного бремени (белого человека), предоставляя возможности практически свободного развития всем народам, принятым в семью русских народов. Стремления выйти из этой семьи у народов не возникает. Вследствие этого белые европейцы никогда не признают русских белыми людьми.
Выход из состава русских народов происходит под влиянием серьезной работы спецслужб запада - от разжигания розни по любому годному для этого признаку до оранжевой революции. Очевидно, что полное порабощение народов мира европейцами невозможно до тех пор, пока существует Россия.
Россия - возможность стать сильным.
Это и есть причина необходимости уничтожения России как государства и русского народа.

Военной силой это не получается и не получилось бы никогда - у этого есть одна причина - качество народа.
Храбрость в бою не обусловлена амфетаминами.
Следует признать, что формирование личности у русских всегда происходило иначе, чем на западе, результат в 1945 подтверждает высочайшее качество систем формирования личности у русских. Этот факт давно отмечен на западе.

Борьба из военной сферы с середины двадцатого века перешла в сферу формирования личности.

Происходит воздействие на общественные институты, формирующие личность. Как следствие, исследования в области этнографии, истории, лингвистики, филологии, психологии, психофизиологии, антропологии, социологии, педагогики, и в смежных дисциплинах содержат на западе огромный слой секретных данных, используемых для нанесения вреда для развития личности в России, практически не только не известны в России, но и запрещены к распространению на территории России. Учитывая урон, нанесенный стране, и прибыль, полученную западом в ходе психологической войны, причем главную прибыль запад получил именно в результате утраты морального авторитета России, эти науки в ближайшем, да и в отдаленном будущем будут доступны только представителям пятой колонны, и только в объемах, необходимых для проведения ими прозападной политики. Успех запада закреплен в программах работы системы образования, СМИ, ювенальной юстиции и в конституции.

На самом деле причина глубже. Дело в том, что для создания полноценной личности необходимо формирование педагогической среды. Эта среда формируется в обществе на основе традиций. Правила жизни общества, закрепленные в традиции часто не формализованы, не оформлены в виде законов, хотя законы каждой страны в той или иной степени отражают требования традиции. Причина того, что полностью требования традиций не могут быть отражены в законах страны заключается в том, что требования традиций учитывают именно создание педагогической среды, а эта среда подразумевает закрытость определенной информации от лиц определенного возраста. Точно отрегулировать движение этой информации в обществе - не допуская до нее тех, кому не положено по возрасту - можно только при наличии определенного уровня тактичности, что в свою очередь возможно только при наличии высокоразвитых личностей в обществе. Оформленные в виде законов и формальных правил традиции неизбежно ставят на публичное обсуждение вопросов, обсуждать которые с точки зрения традиции можно только в строго определенных условиях, вследствие чего формализовать их достаточно проблематично.

Англосаксонская модель мира в основе построения общества ставит именно закон, а традиция не только игнорируется, но и сознательно подавляется при посредстве культур-мультурализма. Традиции складываются на основе условий жизни, которые различны у представителей разных национальностей. Педагогическая среда для формирования личности на основе закона сформирована быть не может. Педагогическая среда в обществе - всегда национальна, исключение составляет русская педагогическая среда. Быть русским значит уметь учитывать влияние иных, не только славянских традиций, формирующих в обществе педагогическую среду. В русской среде возможно полноценное развитие личности любой национальности. Следствие этого - умение договариваться с кем угодно. Подтверждением этого является братство более чем двухсот народов в составе СССР. Невозможность договориться с западом кроется с одной стороны (западной) в том, что традиции англосаксов и русские традиции имеют принципиальные различия.

В русском обществе отношения строятся как семейные.
Человек вышел из природы создав как единое целое речь, семью и общину.
Семья и община гарантирует передачу речи как механизм формирования человеческого мозга, происходит это путем формирования педагогической среды, гарантирующей полноценное развитие личности.
Полноценная личность формируется в условиях постоянного стимулирования мозга при обсуждении сложных вопросов.
Наиболее сложным является согласование различных точек зрения, а для этого необходимы единые правила аргументации, следствие этого – предпочтение научного мировоззрения, выраженное в двадцатом веке в диалектическом материализме. Главная ценность русского общества – единство. Добиться единства возможно только при предельно искреннем желании каждого в обществе быть понятым. Отсюда все правила – писанные и неписанные понятны всем. Все вещи называются своими именами.

В западном обществе взаимоотношения строятся на естественных (не разумных) основаниях. Правила жизни основаны на праве силы – физической, экономической, информационной. Единство общества отрицается принципиально, так как каждый считается уникальным и стремится к абсолютной свободе, объявленной высшей ценностью. По факту же высшей ценностью является сила, в наше время выраженная в деньгах. Минимально необходимое единство достигается посредством скрытого насилия – манипуляцией. Возможность манипуляции основана на отсутствии высокоразвитых личностей. Если для русских культ личности есть стержень мировоззрения, то для запада таким стержнем являются деньги (как концентрат силы). Научное мировоззрение мешает манипуляции, отсюда евроцентризм есть набор мифов. Сильный (богатый) всегда прав. По ситуации всегда можно выбрать нужного британского ученого, который со всеми нужными ссылками обоснует необходимость любой подлости, совершенной банкирами.

Из этой работы можно сделать вывод, что формирование русского и западного общества происходит на основе двух разных древнейших традиций. Эти два направления развития человечества отражают различные механизмы формирования человека. Вначале было слово, и те, кто его создали назывались славяне. Речь не дана природой для передачи по биологическому наследству. Речь была создана предками в определенных условиях (об этих условиях в другом месте), те же, кто жил в иных, более благоприятных условиях, просто не имели необходимости создавать речь. Отсюда и ценности у этих двух ветвей человечества разные, разное построение общественных отношений, построение общества.

Англосаксы произошли от кроманьонцев, не создавших речь, а воспринявших её от других кроманьонцев, тех самых, которые эту речь создали.Говорящие и неговорящие резко отличались биологически. То, что они различались и технически и социально - банальность. Дело в том, что одновременно с речью говорящие обрели еще семью, общину и безграничные возможности уровня предметных действий. Говорящие жили в обществе, социально и технически - человеческом. Неговорящие были животные в животном обществе, хотя жили в домах, пользовались одеждой и огнем, имели религию. Все коллизии формирования человека и его современной деградации основаны на противостоянии создателей речи и тех, кто получил речь в готовом виде.
С точки зрения говорящих неговорящие были недоразвитые люди, что полностью соответствовало действительности.
Эмоционально большинство говорящих относились к неговорящим как старшие к младшим. Им хотелось довести недоразвитых до совершенства, научить. Справиться с таким желанием достаточно трудная задача для развитого разума. Ценность общения с равным для них несомненна. В отличие от недоразвитых - неговорящих.
Неговорящие остановились в развитии эволюционно.

У их предков не было жизненной необходимости в волевых усилиях для развития мозга выше животного уровня.

А раз не было жизненной необходимости, то необходимость формировать речь ими воспринималась как навязанная извне докучливая обязанность. Отсюда, их речь основана не на доведенном до предела стремлении быть понятым, а на усилиях троешника, за мелкую награду согласного сделать домашнее задание. Или, точнее, усилия дрессируемого животного поддержанные то ли рефлексами, то ли стремлением избежать наказания, короче - вынужденность внешними обстоятельствами, причем учитель поневоле навязывает свою волю. Отсюда и несимметричные отношения.
Это говорящие кроманьонцы относятся к неговорящим доброжелательно-покровительственно. Неговорящие же к говорящим относятся как паразит к своему биологическому хозяину. Все это видно невооруженным глазом в наше время.
Мы ждем от запада понимания, а запад ждет от нас покорности.
Более того, само слово славянин для англосаксов есть обозначение раба. Это явление есть последствие несимметричности взаимоотношений говорящих и неговорящих. Дело в том, что сформированная речь дает толчок к развитию уровня предметной деятельности. Вследствие этого говорящие очень быстро и легко сформировали предметный мир, превосходящий предметный мир неговорящих даже не на порядок, а просто невероятно превосходящий воображение неговорящих. При соприкосновении этих двух групп (славян и англосаксов) различие в предметных мирах вызывало соразмерную, то есть космических масштабов, зависть у будущих англосаксов. Их уровень развития позволял им оценить качество предметов славян, значение этих предметов для жизни, и вызывал желание обладать этими предметами. Среди будущих англосаксов обладание предметами славян стало признаком иерархического статуса. Чем больше славянских предметов ты имеешь, тем выше твой уровень. Так были заложены основы современной элиты запада.
Славяне - творцы предметного мира относились к вещам иначе.
Их отношение к вещам было, а во многом и сейчас продолжает быть основано на умении изготовить эти вещи, и даже не изготовить, а увидеть несовершенство окружающего мира, найти решение по усовершенствованию мира и воплотить это решение в изготовлении предмета, заполняющего брешь в несовершенстве мира. Усовершенствовав актом творения творец отнюдь не претендует на авторство.
Вместе с речью он обрел еще и чувство долга.
Творя он выполняет долг - продукт воспитания славянских мальчиков. Он счастлив своим творением как исполнением долга. Вот эта радость творца, выполняющего долг перед своими близкими, непостижима для англосакса.
Славянин творит предметный мир из соображения построения правильных отношений с близкими. Славянин творя предметный мир строит человеческие отношения. Англосакс строит свой предметный мир на основе стремления к обладанию, из стремления стать альфа-самцом, он тем самым воспроизводит животные отношения.
Совершенствование в линии потребителей так и шло по линии совершенствования потребления. Неговорящие были абсолютно не интересны как собеседники. Но они были замечательными социальными паразитами. Так же как кошки и комнатные собачки, только гораздо сильнее - их лимбика была мощнее любой другой животной лимбики. Говорящий, попав в компанию неговорящих (вынужденно) не стремился к доминированию, он мог бы быть учителем для желающих учиться, но в стае неговорящих всегда уже был собственный обладатель технологии изготовления важных (священных) предметов (прежде всего огонь), и говорящего ждала участь Прометея.
Главной его бедой было не совершенство уровня предметной деятельности, а основанное на традиции стремление развить недоразвитых. В итоге славяне посадили себе на шею идеального паразита - англосаксов. Приходится не только их кормить всем миром, но еще и оправдываться перед ними непрерывно в каждом своем действии. При этом мы вынуждены выносить на публичное обсуждение вопросы, публичное обсуждение которых приводит к разрушению педагогической среды в мире. Тем самым мы помогаем англосаксам в их борьбе с культом личности и формированием личностей в подрастающем поколении. Более того, наша собственная молодежь пополняет ряды пятой колонны. Это значит, что педагогическая среда формируется под влиянием запада.

Англосаксы уже никогда не примут точку зрения русских. При этом они великолепно понимают русских. Они изучали русских со многих точек зрения много веков, их знания безупречны. Русские не понимают англосаксов.
Это непонимание основано на эмоциональном неприятии стремления стать альфа-самцом. Для русского это значит стать животным, то есть понизить свой статус как личности.
Для англосакса вполне естественна постановка вопроса о ликвидации какого-либо народа, в первую очередь того, традиции которого наиболее полноценно формируют педагогическую среду, формирующую личности. Англосаксы имеют богатый исторический опыт в этой области. В настоящее время они запланировали и проводят в жизнь план геноцида в отношении русских. Для русского это за гранью воображения. Русские, даже услышав из пасти тэтчер, гайдара и прочих «сверхчеловеков» планы уничтожения девяти из десяти русских не могут относиться к этому как к серьёзной опасности.

НЕ МОЖЕТ РУССКИЙ ДОПУСТИТЬ ДАЖЕ В МЫСЛЯХ, ЧТО ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ ЗАПЛАНИРОВАТЬ УНИЧТОЖЕНИЕ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ ЕМУ НИЧЕГО ПЛОХОГО НЕ СДЕЛАЛИ.

Это и есть главная беда русских.
Что мешает русским поступить с англосаксами симметрично?
Почему бы нам не изучить их так же, как они изучили нас? Почему бы нам не создать фонды, которые чисто за бабки найдут негодяев в англосаксонском мире (а их там и искать не надо, там продажность в крови, они только дубинки закона боятся) чтобы эти негодяи написали им их историю, на тех же принципах, что они создали нашу историю? Чтобы в этой истории их лучшие люди были выставлены негодяями, а их власов и солженицыны были бы представлены светочами чистоты и непорочности. Почему бы нам не стравить канзас с оклахомой, или сша с англией? Почему бы нам не заставить этих существ прыгать по уолл-стрит с криком «кто не скачет тот не англосакс»? У нас что, некому такое придумать? Я думаю, нашли бы мы таких мастеров. У нас времени нет. За десять лет нам не успеть пройти путь, которой уроды прошли за тысячелетия, а вопрос о нашем существовании будет решен именно в ближайшее десятилетие. Но самое главное, если мы будем действовать как англосаксы, думать как англосаксы, воспитывать детей как англосаксы, то мы и общество получим неотличимое от англосаксонского. Стоит ли менять шило на мыло? А мы и не можем дать симметричный ответ. Мы не англосаксы, мы русские. Мы наследники тех, кто создал речь и человечество.
Ответ мы дадим несимметричный...

 
 
 

Социал-дарвинизм, как секта

Эволюция по Дарвину вызывает много нареканий со стороны как ученых, занимающихся проблемами эволюции, так – и особенно – со стороны тех, кто не только не занимается научными изысканиями, но и занят совершенно противоположным делом. Одних не устраивает то, что теория эволюции исключает необходимость высшего авторитета в вопросах творчества. Других не устраивает то, что естественный отбор – движущая сила эволюционного процесса - не в состоянии объяснить всех известных фактов в биологии. Но есть совершенно особая группа, которой очень нравится лозунг, рожденный профанацией теории эволюции – «побеждает сильнейший» - и они его часто и с удовольствием повторяют, но они же с не меньшим пылом ставят под сомнение саму теорию эволюции. Это исповедники социал-дарвинизма.

Социал-дарвинизм – секта рабовладельцев, претендующих на свое исключительное право на руководство.
Целью научных изысканий является поиск знаний – осознанное действие с целью не только констатации каких либо фактов бытия, но и установление взаимосвязи этих фактов, становление картины мира, имеющей прочное научное обоснование. Поиск истины –трудное дело. Доступность этого дела для каждого обеспечено обучением и воспитанием – очень сложным и совершенно, казалось бы, не связанным с серьезными научными исследованиями делом. В результате обучения и воспитания мозг человека должен научиться не только формировать гипотезы об устройстве мира, но и проверять эти гипотезы на соответствие действительности. Гарантии успеха в таком обучении и воспитании нет и быть не может. Наивысшее развитие мозга подразумевает не только научное мировоззрение, но и формирование чувства долга – перед семьей, друзьями, коллегами, соседями, обществом, человечеством.
Куда проще формирование мозга верующего. В этом случае достаточно затормозить развитие мозга на детском уровне – доверие к авторитету родителей, старших, начальников – хозяев. Вера – вполне уместная в детстве, взрослому человеку заменяет не только знание, но и в силу отсутствия необходимости проверки знания на истинность снимает ответственность с человека – ответственным в этом случае является авторитет, чьи слова принимаются на веру. Упрощение жизни в обществе, где главенствует авторитет и вера несомненно, и в первую очередь для тех, кто этим обществом руководит.
Казалось бы, такое общество могло бы быть вечно сущим, гармоничным, счастливым. Симфония власти духовной и светской дополнялась бы симфонией властителей и подвластных. Рабы и рабовладельцы слились бы в едином порыве – рабы – счастливы работать, хозяева – счастливы вечным блаженством.
Но этого не происходит. И раб и хозяин упрощают свою сущность до предела. Хозяин ненасытен, раб – безответствен. Хозяин разрушает общественные отношения жадностью, раб разрушает общественные отношения безответственностью. Нет в мире совершенства.
При чем здесь Дарвин и дарвинизм?
При том, что филогенез мозга запечатлел в своем строении и функции не только стремление адаптироваться к наличным условиям, но и предельно дальнее прогнозирование будущего (Анохин). Развитие дарвинизма было осуществлено Северцовым. Он выделил два основных направления эволюционного процесса. Это ароморфозы и идиоадаптация. Ароморфозы происходят редко, но их последствием является новый эволюционный прорыв. Потомки после ароморфоза способны занимать новые экологические ниши. Как правило, ароморфоз является главным средством преодоления экологической катастрофы любого происхождения. Катастрофы в истории земли оставили следы в виде ароморфозов.
Идиоадаптации – приспособление к наличным экологическим условиям. Это наилучшее приспособление к тем условиям, которые уже устоялись и длятся на протяжении достаточно большого отрезка времени. Это проявление эволюции в смысле Дарвина – наиболее приспособленные к этим условиям особям оказываются в наилучших условиях, они занимают центр ареала, периферия ареала заполняется менее приспособленными особями вида. На протяжении веков биологический центр ареала становится ареной внутривидовой борьбы на предмет выяснения «кто более приспособлен к данным условиям». Параметры организма, отвечающие данному условию, закрепляются и передаются из поколения в поколение. Рецессивы же вынуждены занимать периферию ареала. С одной стороны, они уступают доминантным особям по параметрам организмов пригодностью к условиям ареала, а с другой стороны, они на периферии ареала постоянно сталкиваются с трудностями, которых не испытывают доминантные особи в центре ареала. Эти трудности жизни на периферии требуют от рецессивов более широкого спектра способностей противостоять этим трудностям. Эти же трудности держат рецессивов в состоянии готовности к неожиданностям. Рецессивы не могут осуществить полноценно идиоадаптацию, как доминанты, они, по Дарвину, слабее доминантов, уступают им в борьбе за место под солнцем.
Подвиг ароморфоза осуществляют рецессивы. Они делают это совсем не по Дарвину. При глобальных изменениях климата (ледниковые периоды, удары метеоритов, вулканические катаклизмы) доминанты – обладатели призов Дарвина, исповедавшие идиоадаптацию – оказываются слишком специализированными к условиям, которые так долго были и так внезапно исчезли. Приспособиться к новым условиям надо быстро – на протяжении жизни одного поколения. Доминантный геном слишком консервативен. Его обладатели либо вымрут, либо сформируют тупик эволюции. В царствие будущего внидут рецессивы. Их фенотип разнообразен и готов ко многому. Их генотип лабилен и химический мутагенез (неизбежный при изменении питания – едим не то, что привыкли, а то, что есть) легко создает разнообразие потомства – материал для актуального ароморфоза.
Центральная нервная система позвоночных принимает участие и в идиоадаптации и в ароморфозе, каковые проявляют себя в ее функционировании. Формирование новых навыков в онтогенезе есть один из аналогов ароморфоза, использование сформированных навыков есть один из аналогов идиоадаптации.
Поскольку все доминанты используя механизм идиоадаптации (и Дарвиновской эволюции) естественным образом входят в тупики эволюции (несмотря на тактические преимущества), то все мы есть потомки рецессивов – все имевшие место в истории ароморфозы сформировали наше тело. Главный след ароморфозов, запечатленный в свойствах ЦНС, есть поисковая активность (Аршавский и Ротенберг).
Поисковая активность не только с запасом формирует массу навыков и стереотипов не только в раннем онтогенезе, но и позволяет сохранить способность к такому формированию на протяжении всего онтогенеза.
Основным направлением эволюции является цефализация. На последнем этапе цефализации в антропогенезе в дополнение к генетическим (наследственным) механизмам передачи свойств организма появился механизм чисто человеческий. Это речь – главное отличие человека от животного, вторая сигнальная система. Человеком можно стать только в человеческом обществе, имеющем человеческую же культуру.
Человеческое общество отличается от животного общества тем, что для коммуникации в человеческом обществе используется вторая сигнальная система. Речь как средство коммуникации сформировалась как ароморфоз, потребовавший от его участников самоотречения. Научиться говорить можно только от человека, который не имеет желания в данный момент с вами конкурировать во внутривидовой борьбе за ресурсы. Здесь речь идет о создании речи. Родители не видят в своем дитя конкурента. Человек, обучая другого человека сформировал человеческую культуру. Все мы попали в искусственную среду, созданную предками, и в этой среде мы не встречаемся с трудностями. Нет трудностей – нет необходимости в развитии.
Мы развиваемся по внутренним причинам и внешним. Внутренние причины – эволюционно заложенная необходимость в поисковой активности. Внешние – человеческая культура. Человеческая культура есть механизм раскрытия возможностей поисковой активности – механизм развития человека.
Внутренние причины императивно требуют от каждого человека развития. Внешние причины зависят от уже сформированных общественных отношений. Эти общественные отношения могут способствовать развитию человека, или наоборот, тормозить таковое. Один из механизмов такого торможения называется «формирование выученной беспомощности».
Наш мозг имеет возможности как адаптации к наличным условиям, так и развития с целью готовности к условиям предполагаемым в будущем. Мозг может и то и другое, и он имеет потребность в том и другом.
Известно, что первое человеческое общество имело устройство такое, что максимально развивало каждого нового члена этого общества. Это было коммунистическое общество, на тот момент первобытное. В дальнейшем, в человеческой истории возникла ситуация гиперадаптации. Люди стали жить не в природе, а в человеческом обществе, которое гарантировало каждому члену жизнь независимо от его усилий. Человеческая культура, тем не менее, гарантировала каждому члену возможности развития, несмотря на то, что жить в обществе можно было уже имея минимальное развитие – усвоив речь и 10 заповедей. Упрощенные особи построили упрощенное общество, известное под обобщенным названием «западное».
В этом упрощенном обществе человеческие отношения (с максимальным развитием каждого члена) стали совершенно лишними. Сегодня западное общество создало индустрию формирования недоразвитых людей, чья потребность в развитии подавлена, но повышена адаптивность. Вполне естественны и постоянные рецидивы животных отношений, крайней формой почти научного выражения которых является философия социал-дарвинизма. Действительно, в западном обществе идет внутривидовая борьба за место в центре ареала и здесь в выигрышном положении находятся те, кто исповедует идиоадаптацию. Стратегия развития здесь вынесена на периферию ареала, но это не страшно никому – синдром выученной беспомощности как главная цель формирования западного гражданина гарантирует непонимание происходящего до самой смерти.

Противоположность западному обществу мы назовем «русским обществом» (да простят меня представители 250 национальностей, населяющих территорию СССР, я и их отношу к русским; более того, на сегодняшний день некоторые из этих национальности являются носителями русской культуры в большей степени, чем русские). Здесь необходимость в развивающей стратегии обусловлена природными условиями. Суровый климат и разнообразие условий на территории страны исключало полное уничтожение стратегии развития в русской культуре. История 20 века, когда русские, сбросив трехсотлетнее романовское рабство, заняли свое естественное место лидера среди народов мира - является ярчайшим примером общества, обеспечившего максимальное развитие каждого его члена.
Таким образом, на планете существует в пределах единого (казалось бы) человечества имеются культурно обусловленные носители двух эволюционных стратегий – развитие (в эволюции ароморфоз) и адаптация (в эволюции идиоадаптация).
Их взаимодействие несимметрично. Развивающийся видит в людях стремление к развитию, и особенно в адаптанте - недоразвитого человека и стремится развить его, то есть обучить его, помочь ему сформировать навыки, присущие развиванцу или передать ему свое мировоззрение. Адаптант видит в людях биологических конкурентов за ресурс, и развиванец – с точки зрения адаптанта есть недоразвитый адаптант – для него не человек. Адаптант видит, что развиванец не пытается его обмануть, сесть ему на шею, не пытается его ограбить – значит он неполноценен, он унтерменьш. Такая асимметрия привела к тому, что адаптанты – в силу упрощения их речи до английского языка – легко пользуются животными средствами коммуникации. Они легко объединяются в союзы, приносящие им выгоду. У них есть простой критерий успешности адаптации – прибыль, выраженная в цифрах.
Попытка разделить эти две расы произошла в рамках западного общества. Западный расизм (а другого и не было) начался с того, что они выделили расы господ и рабов. Маркс, базируясь на исследовании экономических отношений смягчил расовое противостояние. Он, по умолчанию считая тех и других людьми, все же разделил их, и назвал их пролетариями и буржуями. Пролетарская революция, ликвидировав разделение на пролетариев и буржуев, сразу же выявила то же самое противоречие, при этом пришлось вводить новую терминологию. Теперь это были большевики и троцкисты.
Без теории нам смерть. Теперь понятно, что пролетарии – большевики – развиванцы и буржуи – троцкисты – адаптанты есть разные направления эволюции. Эволюция с уровня биологии перешла на уровень культуры. В рамках человечества моделируется ситуация видообразования. Доминирование адаптантов привело к нескончаемому кризису, и адаптанты не скрывают своей цели – уничтожение большего количества человечества. Поскольку в первую очередь они предполагают уничтожение не только развиванцев, но и самой идеи развития, то в человечестве идея адаптации может довести адаптацию до своего предела – абсолютный тупик развития и прекращение существования человечества как острия цефализации. Девиз адаптантов (негласный) – «после нас – хоть потоп».
Развиванцы, в отличие от адаптантов способны вывести человечество из адаптивного тупика. Ресурсы планеты нуждаются не в ограничении человечества, а в развитии его разума. Человек на планете живет как инопланетянин. Каждый его шаг должен быть предельно ответствен. На берегу звездного океана пожирать друг друга, подобно амебам, с точки зрения развиванца – нелепость. Человечество в запасе имеет не одну только Землю. Рядом – Луна, чуть дальше – Марс, далее – вселенная. Путь в вечность нам закрывают инстинкты адаптантов – жадность, глупость, злоба. Не развив человека, мы обречены на животное существование...

Категория: Мои статьи | Добавил: Lightnews (08.03.2019)
Просмотров: 393 | Теги: как секта, статьи, вызов мозга, Социал-дарвинизм, Олег Чагин, НовостиСвета | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
© Copyright LightNews 2024